Река-невидимка

По шумному залу «Детского мира» на Лубянке привычно разносились радостные голоса. Родители с детьми оживленно рассматривали яркие полки с бесчисленными игрушками. А маленький Филипп, гордо прижимал к себе большую коробку с изображением сказочного средневекового замка и, взяв отца за руку, нетерпеливо тянул его к выходу из магазина.

Миновав большие стеклянные двери и оказавшись на теплом весеннем воздухе, отец с сыном направились в сторону Театральной площади. Филиппу хотелось скорее вернуться домой и открыть красочную коробку с новым конструктором. Словно опережая этот радостный для себя миг, мальчик дергал отца за рукав, заглядывая ему в глаза, и спрашивал:

– Папа! Мы будем сегодня строить замок?
– Конечно будем.
– А кто будет жить в нашем замке?
– Ты можешь поселить в нем всех своих маленьких рыцарей.
– Пап, а ты когда-нибудь видел настоящий замок? – не унимался мальчик.
Тогда отец остановился, загадочно улыбнулся и положил свою ладонь на плечо сына:
– Посмотри вон туда. – он указал на противоположную сторону Театрального проезда. – Ты видишь круглую башню из красных кирпичей?
– Вижу. – ответил мальчик и стал заинтересованно рассматривать старую «Птичью» башню Китайгородской стены.
– Это очень-очень старинная башня. Когда-то, много лет назад, такие башни с широкими крепостными стенами стояли вдоль всей улицы и окружали наш город. А с высоты стен грозно смотрели вдаль большие чугунные пушки.
– Настоящие пушки? – шепотом спросил Филипп, будто бы опасаясь, что кто-то может услышать доверенную ему тайну.
– Настоящие. – вполголоса ответил отец. – Эти пушки отливались сильными кузнецами на большом царском дворе, который находился на месте магазина с игрушками.
– Значит здесь был настоящий замок? – глаза мальчика заблестели.
– Самый настоящий. У стен этого замка был глубокий ров и даже настоящий подъемный мост. Точно такой же. – отец наклонился к сыну и, взяв в руки коробку с конструктором, ткнул пальцем в нарисованный на ней мост.
Изумленный мальчик слегка приоткрыл рот, и продолжал слушать рассказ про самый настоящий замок посреди городской улицы:
– У самого подножия башен протекала река и заполняла длинный ров холодной речной водой. – продолжал отец.
– Река? – удивлённо произнес Филипп.
– Да, сынок. На месте этой улицы находилось русло реки. За небольшую глубину и небыстрое течение ее прозвали Неглинка. Ее водами жители Москвы наполняли не только крепостные рвы для своей защиты но и пруды, где разводили красивых лебедей. В Неглинке ловили много рыбы, а на ее берегах строили водяные мельницы.
– А куда же исчезла река? Она высохла?
– Река вовсе не высохла. Она просто стала… невидимой.
Филипп удивленно посмотрел на отца:
– Невидимой? Папа, а разве бывают невидимые реки?
– Бывают. И даже бывают невидимые мосты. – отец тихо засмеялся. – Понимаешь, Филипп, когда наш город развивался, ему были очень нужны новые дороги и просторные площади. Реку спрятали в своды каменной трубы, а мосты через Неглинку засыпали. Поэтому то они и невидимые. Понимаешь?
Филипп улыбнулся и кивнул, а затем грустно спросил:
– Правда? Не осталось ни одного моста? И я никогда теперь не увижу древний мост?
– Ну почему же. Один мост все же сохранился. Хочешь я тебе его покажу?
– Да, да! Хочу! – радостно воскликнул мальчик.
– Ну, тогда пойдем.

Довольный Филипп снова прижал к себе заветную коробку и весело зашагал в ногу с отцом. Время от времени он замедлял шаг и оборачивался в сторону проезжающих мимо автомобилей, пытаясь представить на месте широкой улицы неспешное течение прозрачных вод невидимой Неглинки…

На рассвете у Воскресенского моста
А. Васнецов. «На рассвете у Воскресенского моста. Конец XVII века». Холст, масло. 1900 г.
Проломные ворота Китай-города
Ф. Алексеев, ученики. «Вторая московская серия. Проломные ворота Китай-города». Бумага, акварель. 1800-е гг.
Кузнецкий мост
К. Лопяло. «Кузнецкий мост». 1977 г. (реконструкция на конец XVIII века)
Вид Московского университета на Моховой
И. Мошков. «Вид Московского университета на Моховой из-за реки Неглинной». Бумага, акварель. 1798 г.
Вид на реку Неглинная
Д. Кваренги. «Вид на реку Неглинная и Китай-город со стороны Петровской площади». 1790-е гг.
Подземный коллектор реки Неглинной
Подземный коллектор реки Неглинной (современный вид).

*****

Из рощи Марьиной по склонам,
К Москве-реке издалека,
Кремлевским в помощь бастионам
Бежала тихая река.
Она, обняв подножье града,
Покинув стены берегов,
Наполнив рвы вокруг посада,
Оберегала от врагов.

Укрыв Москву от козней вражьих,
Теченье меж ее холмов
Разлило гладь прудов лебяжьих
И арки каменных мостов.
Но лишней в уличном став споре
И уступив бульварам брег,
Река от солнца скрылась вскоре
Под мостовой продолжив бег.

Из подземелья ныне воды
Не издают неспешный плеск,
Мостов засыпанные своды –
Не извлекают яркий блеск.
Но след речной долины длинной
Хранят названья площадей,
Изгибы улицы Неглинной,
И мост Кузнецкий, что под ней.

Один лишь мост, как миг вчерашний,
В саду, похожий на мираж,
Отметив брег Кутафьей башней,
Застыл над руслом точно страж.
Он служит верно в водном лоне
Реки невидимым чертам
И все стоит в земном поклоне,
Склоняясь к Троицким вратам.

(В. Кудрин-Ситников. 2016 г.)

Поделиться с друзьями: