Интересная шельма

«Московский водовоз в высшей степени интересная шельма. Он, во-первых, полон чувства собственного достоинства, точно сознает, что возит в своей бочке стихию. Луна не имеет жителей только потому, что на ней нет воды. Это понимает он, наш водовоз, и чувствует. Во-вторых, он никого не боится: ни вас, ни мирового, ни квартального. Если вас произведут в генералы, то и тогда он не убоится вас. Если он не привезет вам воды и заставит вас пройтись за стаканом воды в трактир, вы не можете протестовать. Жаловаться негде и некому — так дело обставлено. Приходится очень часто сидеть без воды по три-четыре дня, а ежедневно выслушиваешь жалобы супруги на то, что «мерзавец Спиридон» слил вместо условленных десяти ведер только пять. Недоплатить Спиридону нельзя: разорется на всю кухню и осрамит на весь дом. Прогнать его и нанять другого водовоза тоже нельзя. Дворник на это не согласен. Подкупленный блюститель не пустит нового водовоза в вашу квартиру, да и сам новый водовоз ни за что не согласится отбить хлеб у «собрата по перу»: около «хвантала» водовозы отколотят его за измену — таков устав у них. При этаких уставах остается только удивляться, как это до сих пор в Москве не нашлось такого ловкого человека, который сочинил бы водовозную монополию, что-нибудь вроде водовозной артели? При описанных порядках миллион нажить — раз плюнуть…».
(А.П. Чехов. Сочинения. Т. 16. 1881 – 1902 гг.)

Водонос
Водонос. / «Москва в ее прошлом и настоящем». Вып. XII. 1912 г.
Водовоз
Водовоз. / «Москва в ее прошлом и настоящем». Вып. XII. 1912 г.

«Ездили по улицам еще и водовозы; некоторые на лошади и с большими, тяжелыми бочками; эти покрикивали:
— По́ воду! По́ воду!
А большинство возило небольшие бочонки на двухколесной ручной тележке, таща их собственными силами. В домах тогда водопроводов еще не было, и воду брали из своих надворных колодцев либо ездили дворники к городским бассейнам. Невдалеке от нашей квартиры, на широкой площади, помню, стояла высокая круглая башня из красного кирпича, высотою с двухэтажный дом. От нее шли какие-то отводы и трубы, к которым подставлялись бочки, как ручные, так и конные.
У этих водовозов и у дворников здесь было нечто вроде клуба, который назывался «басейня». Здесь, у этой «басейни», ранним утром получались самые свежие новости, обычно достоверные; откуда они приходили сюда — неизвестно, но помню, что во время турецкой войны 1877—1878 годов, когда я был еще школьником, мне не однажды ранним утром, перед уходом в училище, сообщал наш дворник, только что вернувшись с «басейни», самые потрясающие новости — о переходе русских через Дунай, о взятии знаменитой крепости Плевны, о переходе через Балканы — и проч. Газеты доставлялись значительно позже, а «басейня» была уже обо всем осведомлена».
(Н. Телешов. «Записки писателя. Рассказы о прошлом и воспоминания. / Москва. Советский писатель, 1950 г.)

Вид на Воскресенскую (Театральную) площадь у водоразборного фонтана
Вид на Воскресенскую (Театральную) площадь. На снимке запечатлены водовозные бочки на двух- и четырехколесных телегах, ожидающие очереди у Петровского водоразборного фонтана (скульптор И. Витали). 1870-е гг.
Вид на Малую угольную площадь с водоразборным фонтаном
Вид на Малую угольную площадь с водоразборным фонтаном и здание Московской духовной семинарии. 1889 г.

«Водовозы вереницами ожидали своей очереди, окружив фонтан. Подъезжают по восемь бочек сразу, становятся вокруг бассейна и ведерными черпаками на длинных ручках черпают из бассейна воду и наливают бочки, и вся площадь гудит ругательствами с раннего утра до поздней ночи…».
(Гиляровский В.А. «Москва и москвичи. Очерки старомосковского быта». 1926 г.)

Владимирские ворота
Н. Найденов. Владимирские ворота (на снимке запечатлены Лубянская площадь и водовозы вблизи от Никольского водоразборного фонтана). 1884 г.

«Ряд профессор, вызванных к жизни потребностями прежней жизни, и теперь вытесняемый развитием машины, ростом торговли и промышленности, излишний при развитом укладе городской жизни, совершенно необходим на окрайнах Москвы. В центре, например, совершенно исчезли водовозы, а в пригородах они функціонируют до сих пор. Еще до утра плетутся они на своих «водовозных клячах», громыхая бочками, к водоразборным будкам, поднимая здесь шум и ругань, щедро разливая воду и устраивая невозможную слякоть; затем начинается посещение клиентуры. Подъехав, пока в доме все еще спят, водовоз поднимает страшный стук, будит прислугу, гремит ведрами и торопится объехать всех клиентов, пока не проснулась городская жизнь. Главная мука для водовозов – многоэтажные дома: им приходится по неудобной черной лестнице бесконечное число раз таскать наверх полные ведра. Водовоз является и местной газетой: при хороших отношениях с прислугой он сообщает ей слышанные у водоразборной будки новости – о пожарах, кражах, драках и скандалах, потребовавших полицейского вмешательства».
(«Москва в ее прошлом и настоящем». Вып. XII. 1912 г. )

У водоразборного фонтана на Сухаревской площади
А. Васнецов. «У водоразборного фонтана на Сухаревской площади в конце XIX века». Бумага, акварель. 1925 г.
Поделиться с друзьями: